Что у меня общего с одной из первых колонисток Монтреаля

В то время, когда в Монтреале проживало всего лишь 50 человек и он еще назывался крепостью Вилль-Мари, сегодняшний мегаполис казался обреченным на гибель. Набеги ирокезов неуклонно уничтожали французских поселенцев на канадском побережье, поэтому губернатору Полю Шомеди де Мезоннёв ничего не оставалось, кроме как отправиться во Францию ​​и пообещать вернуться с по меньшей мере 100 мужчинами.

Его сдержанное обещание вошло во французско-канадскую историю под главой «La Grande Recrue», после того как в 1653 году его корабль вернулся с новыми колонистами, чем в дальнейшем было успешно обеспечено выживание поселения. В дополнение к 94 мужчинам, в среднем 24-летнего возраста, в Новую Францию тогда также прибыли 14 молодых девушек. Одна из них, в то время 16-летняя Мари Лоргейль, мне приходится дальней родственницей…

Да-а, я тоже была удивлена, когда несколько дней назад узнала о моей личной (хотя и очень далекой) связи с первыми французскими канадцами. Но все по порядку.

Несмотря на то, что я предпочитаю аутосомное тестирование ДНК всем другим тестам (так как меня прежде всего интересуют семейные связи за последние 200 лет), этим летом я не смогла удержаться от летней скидки на страничке FTDNA и все же решилась на полное секвенирование моей митохондриальной ДНК. Благодаря 23andme и LivingDNA я уже знала, что принадлежу к гаплогруппе T1. Однако для получения более подробной информации, а также списка ДНК-совпаденцев по чисто материнской линии, необходимо сделать тест мтДНК в FTDNA.

Полное секвенирование митохондриальной ДНК означает расшифровать все 16569 пары оснований и проверить их на совпадения с другими людьми в базе данных. Митохондриальная ДНК, или коротко мтДНК, составляет лишь около одного процента от всей ДНК и в течении нескольких тысяч лет наследуется детьми от матерей, но передается следующему поколению только через дочерей.

Время от времени – а это может охватывать сотни или тысячи лет – в процессе репликации ДНК происходит мутация, которая является не чем иным, как ошибкой копирования, которая теперь передается всем следующим поколениям. При сравнении любых двух людей меньшее количество мутаций в их мтДНК указывает на более близкое родство. Поскольку мутации крайне редки, с их помощью получается посмотреть гораздо дальше назад во времени, чем с аутосомной ДНК.

Из-за специфических мутаций мтДНК все люди могут быть определены на разные митохондриальные гаплогруппы, а так как некоторые гаплогруппы старше других, образовывается древо с многими ветвями, ведущее к первобытной матери всех сегодня живущих людей – митохондриальной Еве. Некоторые гаплогруппы типичны для определенных регионов, что позволяет делать выводы относительно миграции народов.

МТДНК не подходит для определения родства между близкими родственниками, потому что даже два человека с точным соответствием мтДНК могут иметь общую прародительницу в среднем веке. С другой стороны, поскольку мутация может произойти в любое время, иногда случается так, что мтДНК близких родственников, таких как мать и ребенок или братья и сестры, не соответствует полностью. (Наиболее известным случаем является Блэйн Беттинджер, который не относится к совпаденцам мтДНК своей собственной матери.)

Более подробный анализ митохондриальной ДНК в FTDNA выявляет не только собственную принадлежность к определенной гаплогруппе, но и имена всех людей в базе данных по одинаковой прямой материнской линии. Так как даже в одной и той же гаплогруппе существуют различия, совпаденцы по ДНК даются в «генетических расстояниях». Генетическое расстояние 1 означает, например, что мтДНК двух человек отличается одной единственной мутацией в 16569 парах оснований. Совпаденцы с генетическим расстоянием 4 или более в базе данных не указываются.

Благодаря церковным записям и переписям населений мне удалось проследить свою прямую материнскую линию до одной из первых поселенцев на Волге – моей пра-пра-пра-пра-пра-прабабушки Катарины Некерманн из Майнца, родившейся в 1735 году. Продолжить ее линию в Германии, к сожалению, пока еще не получилось, на данный момент есть только след, ведущий в Кенигсхофен.

В начале октября я получила результаты мтДНК и узнала, что принадлежу к гаплогруппе T1a, субгруппе T1.

Вот это мои совпаденцы в базе данных:

Первое, что мне бросилось в глаза, было то, что все прародительницы моих совпаденцев по прямой материнской линии были француженками. A второе, что два совпаденцa, Мишель и Даниэль, проследили свои прямые женские линии до одной и той же женщины/семьи. Сравнив их родословные, я былa пораженa, узнав, что Мишель и Даниэль были десятиюродными дядей и племянником! Поэтому очень вероятно, что они не были знакомы и составляли свои родословные отдельно от друг друга. A тест ДНК подтвердил их исследования чудесным образом!

Проснулось мое любопытство и я также просмотрелa родословные Марты, Кэрол и Роберта (он случайно не свою самую раннюю прародительницу по материнской линии указал, a самого раннего предка вообще). Женская линия Марты заканчивалась в ее родословной на Мари Розали Пуарье, 1810 г.р., a Кэрол нa первый взгляд никого не указалa, но я заметила, что к ее страничке была приклеплена родословная. Свою прямую материнскую линию она смогла проследить до Жанны Вуази, 1612 г.р. После небольшого поиска в базe данных Ancestry мне также удалось проследить линии Марты и Роберта дальше вглубь, что привело к очень интересному результату:

Прародительницa по женской линии у четырех моих совпаденцев одна и та же женщинa – Мари Брийер-ди-Бьер, родившаяся во Франции в 1604 году. Oсобенно меня интересовала ссылка на ее дочь Мари Лоргейль, в которой что-то про «La Grande Recrue» стояло. Задала это в Google и пару секунд спустя неожиданно оказалась среди самого начала канадской истории. Мари Лоргейль была одной из первых женщин, покинувших Францию ​​для новой жизни в Канаде и ставшая прародительницей сотен и тысячей франкоязычных канадцев, в том числе и как минимум четырех моих совпаденцев. Просто захватывающе!

А как насчет Кэрол и меня? Наши линии тоже правильные, хоть мы и не происходим от Мари Лоргейль как другие, мы имеем с ней общую прародительницу, которую просто нужно искать дальше вглубь. С большой вероятностью во Франции. С большой уверенностью более, чем 400 лет назад.

Тот факт, что четыре потомка трех разных дочерей Мари Лоргейль генетически совпадают, является очень сильным свидетельством точности документального исследования. Поскольку тестированные являются дальными родственниками, аутосомный тест в этом случае бы не помог. Между Робертом и Даниэлем могло бы еще быть маленькое аутосомное совпадение, но не с другими.

В этом и есть преимущество теста мтДНК для генеалогов – возможность подтвердить или отклонить теории более дальных родственных отношений по прямой женской линии. Например, чтобы подтвердить мое происхождение от Катарины Некерманн, мне для теста мтДНК надо будеть найти потомков ее другой дочери, Элизабет Рукмессер.

С историческими личностями так уже давно делают. Филипп Маунтбaттен, супруг английской королевы Елизаветы II, был ключевой фигурой в идентификации останков русской царской семьи, найденных в 1997 году. Царица Александра была сестрой его бабушки по матери, Виктории фон Гессен-Дармштадт. (Бабушкa по матери их самих была не кто иная, как королева Виктория). Также тестом мтДНК поныне живых родственников, потомков его сестры Анны Йоркской, были подтверждены останки Ричарда III (1452-1485), найденные под стоянкой в ​​Лестере в 2012 году.

Даже сама история может стать более личной с помощью теста мтДНК (то же самое касается и теста Y-ДНК). На уроке истории мы знакомимся с именами многих важных людей, никогда не задумываясь о том, что эти люди могут быть нашими дальными родственниками или предками. Математик Джозеф Чанг вычислил в 1999 году, что каждый живущий сегодня в Европе человек имеет общего предка, который жил в 14 веке. Потому, что чем дальше назад мы уходим вглубь по нашей родословной, у нас не становится вдвое больше предков в каждом поколении. С какого-то момента предков становится меньше, так как некоторые из них рано или поздно начинают встречаться в родословной несколько раз – потому что раньше было меньше людей чем сегодня.

Поэтому вопрос не в том, состоите ли вы в родстве со значительным человеком истории, a с кем. С Петраркой, Мари Антуанеттой или Авраамом Линкольном? Их гаплогруппы мтДНК, а также и многих других исторических персонажей давно известны. Как насчет ДНК-теста?